Сказки наоборот. Снежная королева

Сказки наоборот

Сказки наоборот. Снежная королева

Холодная, как лед, красивая, как узор снежинок на замерзшем стекле сказка про неприступную Снежную Королеву, теплую, любящую и нежную Герду и какого-то странно отмороженного Кая, будоражит всех женщин, от которых хоть раз уходили к той самой Злой и Холодной Ведьме. Вопросов к сказке больше, чем ответов. Где были те самые заботливые родители, которые в первую очередь должны были организовать поисково-спасательную экспедицию к северному полюсу? Почему, когда все девушки после разрыва отношений устремляются в теплые страны, наша Герда решила изобразить одинокого папанинца и отправиться на поиски непутевого братца? Почему у Кая возникли проблемы с местным кроссвордом? И не лучше было бы если ребенок остался у Снежной Королевы, которая с усердием любящей матери занималась его образованием?
Но я решила рассказать сказку наоборот, так что утепляйтесь, надевайте шапку-ушанку, шарф, теплые ретузы, колготы с начесом и валенки. Сейчас будем слушать сказку про одного отмороженного мальчика.
Жили-были Кай и Герда. Жили они в меру счастливо, впрочем, как все. До того момента, пока однажды не получили письмецо от его матушки. Письмо было неожиданным, особенно в свете того, что матушка Кая некогда торжественно отморозилась от знакомства с будущей женой, не почтила своим визитом свадьбу, выказав воистину королевскую гордость при виде скромного приглашения. Но сейчас она слезно просила молодую пару навестить ее на другом конце мира, причем, проезд и проживание они вынуждены будут оплатить за свой счет.
— Твою мать! – икнула Герда, заглядывая в семейный бюджет и понимая, что до мамы придется идти пешком.
— Ты думаешь, что мне хочется ехать? – возмутился Кай, сверкнув глазами. – Она от нас столько времени морозилась, а тут вдруг решила повидаться! С чего бы это?

— Ну тогда не поедем! – обрадовалась Герда, понимая, что непредвиденные траты на дорогу совсем не входят в ее планы.
— Как это не поедем? – насупился Кай. – Это же моя мама! Она что? Каждый день нас зовет? Один раз съездить можно! Собирайся!
Автостопом, на перекладных, кое-как молодая чета добралась до северных границ своей Родины.
— Ох, ничего себе! – реально обалдела Герда, глядя на огромный замок и вспоминая убогую коммуналку, в которой они дружно ютятся. – Я не знала, что твоя мать так шикует! Целый дворец! Что-то нас даже не встречают…
— Да ладно тебе! Все будет нормально! Сейчас посидим, поговорим, я вас познакомлю… Все будет хорошо, Герда, не очкуй! – отмахнулся Кай, а Герда чувствовала, что по мере приближения холодок.
Дверь распахнулась, а в вечной мерзлоте на троне восседала Мама Кая, высокомерно поглядывая на парочку, мол, явились, не запылились.
— Здравствуй, мама! – хором воскликнули Кай и Герда. – Мы тут тебе подарков привезли.
— Положите рядом с троном я потом посмотрю, — усмехнулась Мама, глядя на Герду холодным взглядом. – Да… Что тебе сказать, сынок…
— Мам, это – Герда! Моя жена! – представил Кай свою супругу.
— Да я уже поняла, — высокомерно протянула Мама, осматривая Герду с ног до головы. – Ну что ж, располагайтесь, раз приехали… А невеста у тебя… Ну как бы так сказать, чтобы ее не обидеть… Наверное, работящая. Пожалуй все. Чего ты стоишь, девочка? Присаживайся на стульчик! Вы как с моим сыном познакомились?
— Мы розы любим! Вообще по соседству жили! – икнула Герда, понимая, что сейчас замерзнет.
— Изумительно, — вздохнула Мама. – А у меня, сыночек, в доме отопление не работает. Плачу-плачу, вызываю-вызываю, а все без толку. Вот решила тебя попросить заняться этим вопросом.
Мысль о том, чтобы проехать половину страны, чтобы решать вопрос с чужим отоплением, вообще не грела.

— Смотри, какая изморозь по боковой стене идет, — жаловалась Мама, демонстрируя ледяные чертоги. – После того, как твой отец от нас отморозился, некому заниматься этими вопросами. Я сыночку одна растила, когда его отец пригрелся у какой-то любовницы.
— Каюшка, милый, — занервничала Герда. – Мне кажется, я ей не понравилась…
— Главное, что ты мне нравишься, — улыбнулся Кай, ободряюще похлопывая Герду по замерзшей руке – Сейчас разберемся с отоплением, поможем маме и домой! Дай мне пару дней!
— Слушай, мы проделали такой путь, чтобы чинить ей отопление? А она не могла позвонить в коммунальные службы, ей, как пенсионерке, должны были бы помочь. У каждой службы есть своя горячая линия, — осторожно заметила Герда, понимая всю абсурдность ситуации.
— Мама? Чтобы звонила на горячие линии? Да что? Сбрендила? – как-то нехорошо ответил Кай, прикидывая, как будет менять трубы и радиаторы. – Мы поможем маме и поедем домой! Обещаю!
Прошел день, второй, третий… Все дни складывались в волшебное слово «вечность». То радиаторы не подошли, то фитинги не налезают, то еще какая-то ерунда. А однажды, проходя мимо комнаты, Герда слышит разговор.
— Расстроил ты меня, сыночек. Огорчил маму. Не пара она тебе, не пара. Не такой я в представляла свою невестку… Не такой… Ты посмотри на нее! Выглядит так, словно ПТУшница, одета – как пугало. Сыночка, у тебя же два высших образования! Мамочка ночей не спала, чтобы сыночка учился. А ты какую-то ПТУшницу домой привел. Как только рот откроет, так стыдно за нее становится. Кстати, где ее родители?
— Она с бабушкой жила, — отвечает Кай, сидя рядом с Мамой.
— Сирота? Еще чего не хватало! Понятно, почему она к тебе так прилипла! Еще бы! Всю жизнь никому не нужная! Но ведь, сыночка, зачем ты так мамочку огорчил? Зачем ты мне так сердце разбил? В нашей семье все были интеллигентами! Да, твой отец гулял направо и налево, ничего по дому не делал, но у него было три высших образования! Три! Не нравится она мне, но тебе с ней жить… Не мне…
Герда покраснела, сжала кулаки и при первой возможности стала упрашивать Кая вернуться домой.

— Да тут еще раковина засорилась! – отвечает Кай. – И по дому нужно много чего поделать! Мама одна, ей тяжело…
И снова разговор, случайно подслушанный в коридоре.
— Нет, сыночек… Я в шоке! Ходит по дому, ничего не делает. Тебе не помогает! Нет, чтобы взять да тридцать соток огорода пропахать? Нет, мы же белоручка… Мы же за соринкой не наклонимся! Не любит она тебя, сынок. Не любит. Я же мать. Я же вижу. Она с тобой только потому, что больше не с кем. Я бы на твоем месте, если вдруг забеременеет, сразу бы деньги на экспертизу готовила. Знаю я таких, как она… Горе тебе, сынок, будет с ней, — вздыхает Мама, пока Герда негодует. Да что ж такое! Да за что! Что Герда ей такого сделала!
И Кай стал каким-то холодным. Герда к нему, а он смотрит на нее, а в глазах стужа. Нет, после разговора с ней, он слегка оттаивает, но потом опять отмораживается.
— Пойдем, Гердочка, чай попьем, — ласково приглашает Мама на кухню. – Поговорить с тобой хотела, девочка моя. Ты же видишь, милая, мальчик у меня замечательный.
— Да, мам. Он замечательный, — вздыхает Герда, размешивая холодный чай.
— Правда, весь в отца пошел, — поджала губы Мама. – Смотрю на него – копия папеньки. Сначала у меня тоже так же было… Любовь, вечность и все такое… А потом стал пить, поколачивать… Два года терпела, а потом он сам ушел. К другой. Бросил меня с ребенком. А постоять за себя никогда не мог. Только мне злость срывать умел. А как что, как только что-то не так, сразу след простыл. Вот так мы Кайюсиком одни и остались. Дома холодно, отопления нет, денег нет… Зато папеньке нашему хорошо! Все из дома вынес, разве что обои не отодрал!

Герда слушает, размешивает чай, а сама понять ничего не может.
— Никому б такого мужа не пожелала, как мой сынок. Я, как мать, конечно, люблю его, но ты присмотрись. Я тебе, как женщина советую… — вздыхает Мама, пододвигая печенье. – Кушай, милая.
— Он замечательный! – возражает Герда. – Самый-самый лучший! Мой Кай!
— Глупая ты… Ты вон какая умница-красавица, себе другого найдешь. Тебе чайку подлить? – улыбается Мама.
— Нет, Мам, спасибо! Я еще этот не допила… Кай – самый лучший в мире муж! Он… — спорит Герда, понимая, что победила Снежную Королеву. Она ведь хочет, чтобы Герда доказала, что любит ее сына? – Даже не смотря на то, что мы с ним иногда ссоримся по пустякам, он никогда…
— Я же тебя оградить пытаюсь, дурочка, — отвечает Мама. – Не хочу, чтобы ты мою судьбу повторила… Это сейчас он такой, но я же как мать, лучше его знаю… Вы сколько с ним знакомы? Год? А я его всю жизнь знаю! Пойдем, я тебе огород покажу!
Герда плетется за Мамой.
— Бери лопату и копай! Как перекопаешь– мне покажешь! — улыбается Мама. – Кто еще мамочке поможет, как ни ее любимые детки.
И Герда начинает копать мерзлую землю, в надежде, что Мама вдруг сменит гнев на милость и все тут же станет хорошо. Тут Кай подошел, спросил, что она делает.
— Слушай, какой дурак зимой огород копает? – удивляется Герда.
— А ты хочешь, чтобы мамочка копала. У нее уже здоровье не то! – возмутился Кай. – Ну покопай хоть немного. Тебя же не просят все поле перекапывать!
Уставшая Герда бросила лопату и присела отдохнуть.
— Так и знала, что ты у нас лентяйка. Мало того, что лентяйка, так еще и сына против меня настраиваешь! – послышался голос Мамы.
— Да на настраиваю я его!!! – закричала Герда, возмущенная такой благодарностью.
А тут на лице Снежной Королевы слезы нарисовались.
— Мамочка, что с тобой? – подлетает Кай. – Что случилось?
— Ничего , сынок, — вздыхает Мама, утирая слезы платком. – Как с твоей женой поговорили…
— Что ты ей сказала? – в глазах Кая никогда еще не было столько ненависти. – Да как ты смеешь так с мамой разговаривать! Она у меня одна! У нее сердце – слабое!
После ссоры, Герда собирает вещи.
— Вот, сыночек. Герд у тебя может быть много, а мамочка – одна! – подливает масла в огонь Снежная Королева. – Видишь, сынок, не любит она тебя… Пользуется тобой, а ты, дурачок, ведешься… Вот ее истинное лицо… Она уже хозяйкой здесь себя почувствовала. Присмотрела недвижимость… Окрутит она тебя… Только и ждет, чтобы я на тебя Снежные Чертоги оформила. А потом оставит тебя на улице, дурачка…

Герда зарыдала, бросилась на шею Каю, в надежде, что ее слезы растопят его сердце, но бесполезно. Он молчал, глядя, как Герда покидает его отчий дом. Сердце у нее разрывалось, сумки оттягивали руки, а денег на обратную дорогу не было. Все деньги ушли на Маму. Вот и мыкалась на попутках. То у какой-то рабойницы ночевала, то у принцессы сердобольной, то старушки в частном секторе на постой попросилась бесплатно. Смотрит она на розы, вспоминает Кая и плачет.
— Оставайся у меня, — говорит старуха. – Нет у меня родных, досматривать будешь. Дом на тебя перепишу.
А сердце верит, что Кай домой вернется и все будет по-прежнему. Если она здесь, останется, где же Кай ее будет искать, когда одумается?
Вернулась Герда домой, поплакалась бабушке, та ей сказала, что жди, мол, одумается, куда денется. А вот и Кай вернулся. Холодный, жестокий, вещи швыряет, отношения выясняет. Потом как бы вроде помирились. Вроде как бы все наладилось. И прощения просил, и в любви клялся.
«Сынок, я скоро приеду! Встречай на вокзале!» — пришло сообщение от Мамы.
В глазах у Герды навсегда застыло слезами страшное слово «вечность»…